December 23rd, 2013

Рабинович по телефону напел...

Солдат элитного подразделения США о русских.

Спасено из гибнущего Вконтактика.

Так получилось, что мне довелось участвовать в одном проекте с настоящими пиндосами. Хорошие ребята, профи. За полгода, пока шел проект, мы успели подружиться. Как положено успешное завершение проекта заканчивается пьянкой. И вот наш банкет в самом разгаре, я зацепился языком с пареньком, с которым вместе вели одну тему. Конечно, мы делили кто круче, первый спутник, лунная программа, самолеты, оружие и т.п.

И задал я свой ожидаемый вопрос:
- Вот скажи, американец, почему вы нас так боитесь, ты же шесть месяцев живешь в России, все видел сам, нет тут медведей на улице и на танках никто не ездит?
- О! Это я объясню! Нам это объяснял сержант инструктор, когда я служил в Национальной гвардии США, этот инструктор прошел много горячих точек, он два раза попадал в госпиталь и два раза из-за русских. Он все время нам говорил, что Россия – это единственный и самый страшный враг.
Первый раз это было в 1991 году, в Афганистане это была первая командировка, молодой, еще не обстрелянный он помогал мирным жителям, когда русские решили уничтожить горное селение.
- Подожди! Перебил я. Нас УЖЕ не было в 87-ом в Афгане.
- Нас тоже ЕЩЕ не было в 91-ом в Афгане, но не верить ему не вижу смысла. Слушай!

И я слушал, передо мной уже сидел не мирный молодой инженер, а американский ветеран.


Collapse )
promo codename_it october 8, 2015 10:00 3
Buy for 30 tokens

Мать Тереза рунета.

Альбац хочет сделать из этого самого Нью-Таймс психологическую интернет-клинику для клинических либералов (некоторые называют таких либерастами).

Ярый боец с режимом сможет после тяжелого дня интернет-борьбы с режимом сможет зайти на портал, где все свои, где нет нашистких портянок и кремлевских мурзилок, а есть только правильные статьи и правильные комментарии. Отдохнув душой, оппозиционер сможет с новыми силами отправится на просторы интернетов, бороться за нашу и вашу свободу.

А ведь на такой работе не мудрено и с катушек слететь. В случае эксцессов, пламенному бойцу будет прописываться виртуальная госпитализация на портале, со сроком пребывания зависимым от тяжести нервного расстройства.

Главное, найти деньги.

Калашникова жалко.

А еще, ему можно позавидовать. Он вписал свое имя в историю, его фамилия стала чем-то большим, чем символ. Память о нем исчезнет вместе с человеческой цивилизацией.