December 21st, 2014

promo codename_it october 8, 2015 10:00 3
Buy for 30 tokens

Святее Папы Римского, свидомее Бандеры.

Это прямо таки программная статья всех российский свидомых, так что тисну ее здесь, чтобы не затонула в говнах uaСМИ. Бабетта выложился на 5+. Васильева, небось, завидует.


Аркадий Бабченко: Эта война перекинется с Донбасса на Россию


http://glavcom.ua/articles/25146.html
Аркадий Бабченко
Ольга Клинова, для «Главкома»

Аркадия Бабченко знают в Украине как бескомпромиссного критика агрессивной политики Кремля. Он прошёл две чеченские войны и уже пятнадцать лет работает журналистом, специализируясь на репортажах из зон военных конфликтов. По словам Аркадия, ему никогда ничего не снится, кроме войны. Во Львове он встретился со студентами Украинского католического университета, чтобы рассказать о работе журналиста под пулями и о том, как ему живётся в роли «друга хунты».

Collapse )

История на латинский лад.

Паста из /ukr/

Величие и богатство Империи, стали причиной того, что варвары со всей ойкумены устремились в Рим. Ибо в процветающем городе легко прокормиться торговлей, мошенничеством и разбоем, в которых дикие народы не знают себе равных. Всего за пару десятков лет, всевозможные даки и иберы буквально заполонили столицу, кичась своим невежеством, своими богами и коверкая божественный язык Овидия и Цицерона на свой лад. Дело дошло до того, что жертвенных животных в праздник Митры резали прямо возле форума. И пока ленивый плебс думал лишь о хлебе и зрелищах - перегрины постепенно приобретали в империи всё большие капиталы и власть. Сперва они прибрали к рукам всю торговлю овощами. Затем стали взимать дань с лавочников. Вместо доброго Фалернского вина, они принялись завозить в Империю отвратительную подделку, именуемую "бодягия". И даже, говорят, Колизей был куплен неким армянским купцом.

Варварская молодёжь быстро перестала чтить римские законы и обычаи, ввела моду красить пурпуром сандалии, и открыто носить в городе позолоченные мечи. Сильные своей взаимовыручкой, они начали открыто дерзить городской страже. А центурионы из их числа , забавы ради, принуждали молодых легионеров татуировать на спине одну из букв алфавита, и на смех толпе водили по городу строем, так, чтобы из тел образовывалась надпись "Герул" или "Сармат-сила".

Разумеется, среди природных римлян всё это вызывало немалый ропот. И вскоре о настроениях плебса доложили Императору Путиусу. Тот, памятуя о недавних плебейских бунтах в правление вечно пьяного Ельция, незамедлительно призвал к себе демографиусов, и повелел провести перепись. Так выяснилось, что латиняне в Империи перестали обременять себя деторождением. И что, напротив, варвары, под благодатным владычеством Путиуса, размножились настолько, что численностью своей превзошли самих римлян. При этом, многие успели приобрести себе гражданство, и равные с коренными римлянами права.

Созвав сенат, Император вопрошал патрициев о людском оскудении. И все мужи сошлись во мнении, что виной всему разброд в умах. Действительно, как может быть здоровой нация, думающая лишь о благовониях, поэзии, поездках на отдых в Помпеи, и посещающая театры вместо гладиаторских боёв. В наши времена мало кто думает о храмах и жертвоприношениях во славу Богов. Зато всякий плебей может купить стилус и дощечки, и писать на них любые глупости, в том числе хулу на Императора. А если в Риме свободно обращается хула на Императора - такой Рим обречён.

Выслушав сенаторов, Путиус сделался грустен, и глубоко задумался. И тогда, следуя наущению своей матери, почтенной Мизулии, перед Путиусом, в нарушение очерёдности, предстал один из молодых патрициев - Милоний. В своей страстной речи, он заговорил о том, что причина дерзости и вольнодумства среди плебса - вовсе не любовь нобилей к роскоши, мздоимство квесторов, или ложь авгуров - а отравление гордых римлян чуждыми и разлагающими нравами, пришедшими к нам вместе с искусствами из покорённой Греции. И что привычная и естественная для греков педофилия, мужеложество, и созерцание нагих статуй - разрушительны для сознания латинянина. И чем более римляне предаются разврату - тем менее они думают о том, чтобы рожать и растить целомудренных дев и храбрых воинов ради величия Вечного Города. И тем более они предаются презренному вольнодумству, и некоторые доходят до того, что власть Императора кажется им ниже власти Трибуна.

Слова юного Милония были просты и безускусны, но столь исполнены патриотизма, что ритор сей был удостоен овации, не снившейся и Цицерону. В тот же день, по велению Путиуса, Сенатом были приняты законы о целомудрии, карающие смертью мужеложцев и лесбий, воспрещающие публичую наготу, и предписывающие отрубание руки за всякое изображение нагого младенца. За один лишь месяц, в Риме были разрушены все вызывающие похоть статуи. Бесстыдные фрески, были сбиты, и заменены изображениями Императора. А торговцы папирусами и свитками были обязаны сжечь все тексты, в коих так или иначе упоминается совокупление и похоть. Лупанарии и термы были разорены. На улицах столицы, а затем и в провинции появились отрады ликторов, наказующих за фривольные одежды и короткие туники. И скоро ни одна римлянка не смела обнажить плечи и шею кроме как дома, в присутствии законного супруга.

Таверны ли лавки было велено закрывать с заходом солнца. А право зажигать светильники было дано лишь нобилям и всадникам. Так что лишённые привычных увеселений, латины принялись каждый вечер искать развлечения на супружеском ложе. И вскоре, римские улицы оказались наполнены очаровательными детями, которым не угрожали более мерзкие педофилы - ещё недавний бич страны. А когда многочисленное и здоровое поколение вошло в совершенные лета - уже постаревший Путиус, с гордостью обозревал свои бесчисленные легионы, говоря: "Воистину, сила Рима не в стали, но в целомудрии его женщин". И вряд ли кто в Империи думает теперь иначе.

Аве Путиус!