Алекс (codename_it) wrote,
Алекс
codename_it

Не мог пройти мимо.

Прекрасное сочинение. Публикую без купюр.

История российского бойца, отправленного воевать в Украину

Дмитрий ЯКУБОВСКИЙ

Все думал: писать ли мне этот блог или нет... Но первое меня пересилило. Заходя на различные новостные сайты, только и наблюдаешь под каждой новостной статьей войну комментариев между сторонниками Украины и России Даже в спортивных сводках, которые даже не говорят о спортсменах этих стран. Хотя дядя Пу говорит, что нет его войск на востоке, пожалуй даже россияне в это уже перестали верить.

Русские войска и наемники есть на Донбассе 100%. Иначе не может быть. Пу уже сам многократно оговаривался. Я просто поведаю одну историю одного из этих наемников, который в охрененном ужасе. Назовем его Пашка. Города и имена я тоже заменю, для его безопасности, потому что он до сих пор находится в Украине. В оккупированной ее части. Пишу от его имени.

Был обычный будний день. Я как всегда собирался на работу. Благо, удалось найти неплохую для провинциальных городков, по зарплате. Перед самым уходом раздался звонок на домашний.

Звонили из военкомата, попросили срочно заехать. Что бы могло это значить? Дембельнулся я в конце прошлой осени. Вроде бы без всяких залетов. Еще и грамоту дали за чудесную службу. Правда, мы все за нее платили не маленькую часть из своих дембельских премий. Ну а вдруг, при устройстве на работу, может помочь. Мне как раз и помогла.

Сообщив на работу о том, что я немного задержусь, помчался в военкомат.


По дороге думал: если опять предложат на контракт или в ментуру, как мне отказаться, да так, чтобы они больше мне не насиловали мозги на эту тему? Ну какой из меня вояка? Да, весь год провел практически на полигоне, умею обращаться практически с любым оружием. Даже чинить и менять детали научили.

Стреляю я метко, умею наводить установки. Но не мое это... не мое. Как представишь, что придется, не дай бог, убивать живых людей, мне становится тошно. Тем более, сейчас конфликт с Украиной. И Крым этот ненужный фактически, наши кремляди незаконно аннексировали. У меня в Симферополе и в Луганске живут родственники. От они очень недовольные этими событиями. А как узнают, что такое - быть частью РФ, они вообще охренеют.

Мой отец- украинец, но очень сильно зомбирован этой пропагандой Киселева. При каждом новом выпуске, проклинает бандеровцев на чем свет стоит. Я молчал, не очень предавал этим событиям сильного значения. Может был бы таким же, как и папка, если смотрел все выпуски Путинских новостей. Да мне некогда. И есть комп, по котором я могу посмотреть фильм без надоевшей до чертиков рекламы. Отец даже готов поехать добровольцем, если " Россия введет войска". Поражаюсь наивности своего отца, ведь эти войска уже давно введены.

Приехал. возле Военкомата никого нет вообще. Внутри тоже не особо много народа. Подошел к какому-то старлею, сообщил, что просили приехать срочно.


Старлей этот мне дал список и попросил тыкнуть пальцем на свою Фамилию.
- Вот.. 46-я строка, - говорю ему.


- Хорошо. Идем за мной. Ты как раз из основного списка - говорит он мне


- Что за основной список?- спрашиваю я его,- надеюсь, не на расстрел?


- Нет, сейчас все расскажу, - с серьезной мордой лица, сказал он мне.


Я начал немного волноваться.


Старлей нашел папку с моими данными, уселся и давай спрашивать:


- Как со здоровьем?


- Хорошо, не жалуюсь, - отвечаю ему.


- Армейские навыки еще не позабыл?


- Нет. полгода как дембельнулся. Хоть сейчас могу закрытыми глазами автомат или любую винтовку сложить и разложить. Или наоборот. даже гранатомет.


-Хорошо. Ты работаешь?


-Да.


-Какая у тебя ставка?


-16тыс.плюс/минус всерхурочные и замены напарников частые, могу и 20 за месяц получить.


-А хочешь 120 тыс. за месяц? - спрашивает он меня.


-В Украину я не поеду воевать.


- Сразу понял?- улыбаясь спросил он меня. - Вы все понимаете. Не первый, кто так ответил.


-Слава Богу, у нас не все идиоты,- отвечаю я ему.


-Но они все согласились.


-Значит большинство все-таки идиоты!! - вскрикнул я.


- Не то чтобы... просто, стоит немного поднажать и все соглашаются.


-В смысле?

-Ну если ты откажешься, я на законных основаниях, могу тебя забрать на военные сборы на бессрочный срок, при чем ты за это не получишь должной компенсации и все равно, окажешься на фронте. Но уже бесплатно.


-Ясно. Вижу у меня нет вариантов.


-Именно! Но есть отличный шанс подзаработать не плохую сумму себе на будущее. Подумай только, ты за неделю заработаешь в полтора раза больше, чем за весь месяц. И сильно не напрягая спину.


- Ага и имею отличный шанс стать на всю жизнь инвалидом или вообще сдохнуть, как собака, и быть закопанным в каком-то лесу, на чужбине.
- Ну везде могут убить, даже сейчас. - улыбаясь отвечает он.


- А там эти шансы многократно умножаются.


Короче говоря, он заставил меня. Как и всех остальных. Я подписал несколько листочков. Он дал мне еще уведомительный лист на работу, в котором сказано, что меня забирают на всероссийские военные сборы.


Но на работе все быстро поняли, что меня ждет. Никто не радовался, даже ярые путлеровцы. Все вмиг поняли, что их может постигнуть та же участь.
Старлей сказал мне ожидать вызова с дня на день.

Но меня вызвали уже на 19:00 этого же дня.


Мать я даже не уведомлял. Пускай отец расскажет, когда она придет со смены. А от папа сам понял, как заблуждался, веря в эти новости. Мне было жалко видеть его разочарованное лицо. Но в глубине души еще верил, что я буду идти на миротворческую операцию. Что РФ введет войска официально и я буду там защищать невинных людей уже в официальном статусе. Но увы, в ближайшее время мой отец еще много раз будет Охеревать от Киселька и ко на экранах.

Возле военкомата нас собрали и повезли на склады. Там нас быстро переодели в форму и снарядили оружием . Потом погрузили в Камазы по 50 человек в каждом. На старте было два камаза, а по дороге в конвой прибавилось еще 6. Всего 400 душ едет, не считая тех , кто конвоирует нас.
Мне пришлось сидеть на ящике с патронами и еще держать на руках пацана с двумя автоматами. Теснота была неимоверная. У нас забрали даже сигареты. Учитывая сколько еще пороха и взрывчатки у нас было, то их понять можно.

Перебираясь через границу, наш конвой осветили прожектором. Остановились и стояли минут 15 ничего не понимая. В итоге слышим "Поехали дальше, Нацгвардия пропускает. Дальше проблем не будет".


Я офигел окончательно. Как это: нацгвардия пропустила врагов, которые их будут потом мочить? А потом... чего я удивляюсь? Везде же есть предатели. Возможно этот взвод и специально набрали при помощи своих военкомов. А могли ведь кинуть одну гранату и нам всем каюк. Очень много взрывчатки и оружия в каждом кузове.

Прибыли мы на место. Наш Камаз разгрузили первым. Остальные семь поехали дальше.


Нам никакого построения не назначали. Просто показали на общую палатку, где не на всех хватило спальных мест. В первую же ночь мне пришлось делить мешок с одним блондином. Спали обнимая друг друга. Иначе никак не поместиться. И без мешка нельзя - продувает. Ведь на поле практически стоим.

На второй день нам никто особых кушаний не приготовил. Просто ткнули на палатку, где стояло все их продовольствие. Кроме сухпайков, там была и обычная еда. Но повара не было.


- Не переживайте, голодными не останетесь. Здесь регулярно поставляется дань. И сами будете ездить за провиантом.- Уведомил нас добродушный чеченец.

Чуть позже он нам рассказал куда лучше не ходить и куда можно спокойно передвигаться. Для безопасности, они заминировали некоторые участки неподалеку. И показали нам уже небольшое личное кладбище. Типа намек, чтобы берегли себя. Мурашки по коже, когда видишь эти холмики и понимаешь , что под ними тела людей. Имя которых тебе не суждено узнать. Холмики не имеют подписи... Более сотни безымянных горбиков, в которых может быть несколько тел, которые наспех зарыли. Без слез это осмыслить невозможно.

Лагерь. Тут также оказалось не просто. Он был поделен на несколько групп, каждая из которых недолюбливала остальные банды. Кавказцы не очень с русскими дружили. Кубанские казаки что-то не делили с поволжскими. Любое оскорбление могло закончиться для кого-то летально. Так часто и случалось. До сих пор помню, как одного русского за слово "черножопый", чеченцы мигом потащили в сторону кладбища. После его никто не видел. И никто за него не заступился. Мол, надо за языком было следить. И такие странные исчезновения я буду наблюдать не один день еще. Наркомания и алкоголизм здесь - обычное дело.

Однажды русские убили чеченца и изуродовали тело, описать очень тяжело. Части его тела валялись вокруг всего лагеря. Член бедолаги висел на веревке прямо перед выходом из палатки кавказцев. Голову нашли надетой на дуло автомата. Далее я не знаю где обнаружили остальные части тела. Главное, что я из-за этого чуть не погиб. Разразилась необыкновенная перепалка и каждый взялся за оружие. Я поневоле, оказался на стороне русских. Хотя, я ни не радовался если бы оказался и с противоположной стороны. Конфликт успокоило вовремя приехавшее начальство.

С тех пор я решил спать в "нейтральной" палатке. Нейтральной ее называли потому, что там были лояльные ребята ко всем нациям: белорусы, донбасские ополченцы, и ребята с других территорий России. Здесь нам с белобрысым уже выделили двуспальный мешок. И все ровно пришлось спать вместе. Но нам было уже безразлично. Мы уже были напуганы этой обстановкой внутри лагеря и готовы были спать хоть на раскаленных углях, если это спасет наши жизни.

На второй день я поехал к тетке в Луганск. Она меня встретила трехэтажным матом. Орала, чуть ли путлеровским бандитом не называла. Прямо при мне позвонила моему отцу и тоже выматюкала.


Мою тетю понять можно. Она боится потерять нажитое за всю свою жизнь. Детей и внуков давно отправила в Харьков к свахе. Сама с мужем осталась сторожить квартиру и дачу, надеясь на скорое завершение конфликта. Она была ярым противником присоединения к России или Новороссии. Но все-таки меня приняла.

Вскоре меня взяли собирать дань с жителей ДНР и ЛНР . Приехали в город и сразу на рынок собирать по 500 гривен с каждого продавца. Продавцы говорят:


- Вы уже третий раз за месяц у нас собираете деньги, совесть у вас есть ? Мы же, по сути, отдаем свою зарплату. Нам начальники эти деньги вычитывают. Чем мы будем кормить семьи?


- Это не мы собирали, а другие подразделения,- спокойно ответил наш.-А мы, как и обещали, приехали ровно через месяц. Так-что делитесь.

Продавцы, видя, что рынок бысто опустевает, люди боятся вооруженных, быстренько поделились деньгами и продуктами. Вот так я стал вымогателем. Мне неимоверно стыдно было.


Наши уже привыкли есть все, что пожелает душа. Даже часто бесплатно пользовались услугами бань и ресторанов. Народ их обслуживал, боясь за свою семью. Или за свой бизнес. Могли же спокойно поджечь и пожаловаться не будет кому.

На удивление, боев мы почти не проводили рядом с нашим местом дислокации. Ребята часто выезжали от нас на приличное расстояние. Мы же были в относительно, безопасном месте.


 Повезло мне познакомиться с пацаном из Горловки, что под Донецком. Он с самых первых дней начала аннексии Крыма, начал поддерживать пророссийские движения, за что и получил презрение семьи. Семья его уехала в Винницу, а девушка бросила. Теперь он начал каяться по этому поводу, но бросить не может, боится за свою жизнь.

Через месяц мы с теткой поехали на дачу. Занялись ранней консервацией. закрывали вишню, клубнику, черешню. И еще чет по огороду творили.
Дача тетки не большая, но видный душевный и теплый вклад в нее. Ничего необычного, все построено на совесть, а не на сезон, как у многих в моем районе дома.

Под вечер меня тетка отправила на конец улицы в крайний дом по молоко. Там жила одинокая женщина, которая держала корову и немного зарабатывала на продаже молочных продуктов. Взяв банку молока, я вышел на поле, которое начинается сразу по окончании улицы, чтобы позвонить родителям. При разговоре я обнаружил в поле палатки с украинскими флагами. Позже спросил тетку давно ли они здесь. Тетка сказала, что уже пару месяцев и что, благодаря им, у них село еще целое и не ограбленное. Каждую ночь они отправляют солдат охранять жителей.

Странно: так близко от наших и нет боев. Градами легко накрыть.


Под вечер я, попрощавшись с теткой, пошел к нашим. Путь от села пешком доволе далек, но я надеялся, что кто-подвезет. По пути мне встретились наши ребята. У них в машине закончился бензин и решили идти дальше ногами. Но не тут то было. Они остановили первую попавшуюся машину с одноногим инвалидом за рулем. Бесцеремонно выгнали и оставили на обочине. Сказали, что через два км будет село, допрыгаешь.


Приехав, я бросился искать парня, который умеет водить автомобиль, чтобы вернуть машину хозяину. Да пока нашел, машину уже расстреляли и перевернули как защитную баррикаду.


Позже меня дернул язык рассказать о войсках противника в конце этого поля. Они сказали, что знают и скоро прогонят их оттуда.

Прошел месяц. Нам привезли зарплату. Она была размещена в снаряде. Всем выплатили до копейки. С этим не кинули. За погибших взяли командиры, сказали, что нужно отправить их семьям. Хоть какая-то доля души в них есть, оказывается. Но горловчанин меня разубедил вмиг.


Он рассказал почему так берегут молодежь. Нет, не из-за нулевого опыта - мало получили еще денег. Старичков они отправляют на смерть, чтобы потом приручить их зарплаты. Поэтому он остался почти единственным, кто выжил с самого начала конфликта. Остальные выжившие - это шестерки наших главных головорезов. Каждый бой наше начальство, как крысы, сбегают на безопасное расстояние. А бойцы отдают все деньги нашему сейфовому с записками и адресами, кому отправить в случае смерти. Ясное дело, деньги не доходят до адресатов, а просто оседают в карманах этих крыс.

Первый бой.


Мы напали Градами на тот лагерь, о котором я рассказал. Именно-напали, а не защищались. Белобрысого забрали , а меня оставили подготавливать оружие. Все уже убедились в моих способностях его проверять и приводить в порядок, поэтому я гарантировал себе работу в тылу.
После боя пришло значительно меньше народа, чем уходило. Я спрашиваю у чеченца:


-Где белобрысый, которого ты забрал?


-Он еще там, возле установки. Забери сходи. Бой уже кончился.

Я решил пойти посмотреть и узнать подробности у ребят. Но увы: спрашивать было не у кого.


Белобрысый лежал мертвый, рядом с ним лежал парень с оторванной ногой. Рядом еще парень.


Меня вмиг стошнило от переизбытка эмоций.


Вернувшись, я спросил чеченца:


-Почему ты мне не сказал, что он мертв.


На что он искренно издевательски засмеялся и ответил:


-А ты что не понял? Если был бы жив, то вернулся со всеми.

Через час после боя приехало наше сцикливое начальство. Просто спросило скольких потеряли. Узнав цифру, спокойно сказали "закопать". И никаких проверок личного состава и никаких там церемоний. На все им по одному месту. Они уже привыкли получать зарплаты на мертвые души. И удаляют их из списка лишь в том случае, когда нужно уже получить новое пушечное мясо.

Я попросил горловчанина помочь похоронить наших ребят. Уже знаю, что надеяться на морг и катафалк, нет смысла. Все сами. Мы молча пошли, забрали тела. Хоронить старики приказали в одной могиле. Уже по приходе была выкопана яма посреди дороги. Тела ребят бросили без всяких молитв и почестей. Быстро засыпали, вроде это какие-то токсичные отходы. А на утро по этой дороге ездили уже наши машины. Какая это позорная собачья смерть. Мне это было страшно осознать. Уже на утро мы, после дождя, не могли определить где та могила.

Горловчанин начал умолять меня, дезертировать отсюда, как можно скорее. Я поехал к тете в село за советом. Но увидев ее уничтоженную дачу, пришел в ужас. Грады не пощадили даже коровы той бабули, у которой я брал молоко. Сама бабуля уже в Луганске с приступом инфаркта.


Увидев меня, тетка начала проклинать всех и вся. Прокляла меня и своего родного брата. Сказала, что мы ей больше не родственники и видеть нас она больше не желает.

Вернувшись, я принял предложение бежать. Как бы мне не горько было признать - бежать на родину я не смогу. Мигом расстреляют при пересечении границы. Или через минуту позже. Уже были такие "герои дня" в нашем лагере. Свои же и убьют.


Ну на руках у меня пока, что есть 125000 тыс. рублей. Решил бежать в сторону Мариуполя. Горловчанин же решил бежать в Запорожье к родственникам.

В ночь боя мы заплатили чеченцу по пять тыс. за помощь. Да и много помощи от него не нужно было, просто сказать что мы не выжили и "похоронить" лично, если кто спросит. Он таким способом уже помог не одному.


Так как я себе забронировал работу в тылу, мне потребовалось потратить неимоверных усилий отпроситься в зону боя. За деньги меня не спросили. А это они не забывают. Может поверили в мою бессмертность?.


Начался бой. Мы изучили траекторию, куда не падают снаряды, и пошли тем путем.


Почти два километра пришлось ползти на коленях. Но с каждым метром мы уже чувствовали себя спокойнее.


Выбрались на дорогу и остановили первую же машину. Имея автоматы в руке, мы могли любого остановить.

На пол пути в Мариуполь, горловчанин простился с нами и решил ехать другим путем. Сначала я хотел поехать вместе с ним, но решил не быть обузой его родне. У него и так не простое задание помириться со своей семьей.


Водитель понял, нашу ситуацию и решил помочь мне. Довез в самый центр города, даже денег не попросил.

Автомат я сразу выбросил при выходе. А от одежду сменить, нужно было ждать начало рабочего дня. Благо, продавец пошел на встречу и отоварил меня за рубли. Далее деньги я обменял не большими долями в разных точках, чтобы не привлекать внимание. Купил новую симку с дешевыми звонками, чтобы уведомить родителей о себе. Им нужно еще изобразить истерику, когда их уведомят о моей трагической кончине. Возможно еще дадут медаль посмертно, за отвагу. Ну это потом.


Жилье я нашел в поселке под Мариуполем. Бабулька - ярая украинка, приютила меня и с радостью приняла мою помощь по хозяйству.


Теперь мне осталось ждать окончания этой эпохи путлеризма. Иначе мне не выжить. Бежать в Молдову к родственникам, тоже опасно. Залег на дно и жду.


 И подобная история к сожалению, в этой ситуации, далеко не уникальная.

Tags: манямирок, необучаемая порода, пидарешт, хохлуту
Subscribe
promo codename_it october 8, 2015 10:00 3
Buy for 30 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments