Category: коронавирус

Category was added automatically. Read all entries about "коронавирус".

Диалектика COVID-19.

Эта вирусная инфекция является, в своем общественном проявлении, оружием классовой борьбы. Это оружие держат в своих руках империалисты и капиталисты всех кап. стран, оно интернационально и партийно.

Ковид-паника, раздутая буржуазными СМИ, превратила эту инфекцию в универсальный практический инструмент манипуляции сознанием людских масс. Ковид настолько полезен капиталистам, что превосходит в этом свойстве другое их оружие — маленькую победоносную войну. Враг телесный заменяется на врага незримого и жуткого, иномирного. На борьбе с ним можно поднять баснословные барыши, им же можно обосновать закручивание гаек и падение уровня жизни. Капиталисты уже говорят нам — в этом виноваты не противоречия текущей общественно-экономической формации, виноваты не мы, виноват ковид. Можно констатировать — манипуляция удалась, хотя есть и примеры противодействия классового врага — рабочего класса, впрочем, неэффективные хоть сколько-нибудь.

Для капиталистов ковид настолько полезен, что если бы его не существовало, то его следовало бы придумать.

promo codename_it october 8, 2015 10:00 3
Buy for 30 tokens

Расходы на оборону и на ковид.

В миллиардах долларов.

США — 732 и 8 000.

Германия — 49,3 и 1240.

Франция — 50,1 и 545.

Италия — 26,8 и 370.

Канада — 22,2 и 300.

Испания — 17,2 и 217,3.

Китай — 261 и 200.

Бразилия — 26,9 и 153.

Россия — 65,1 и 18,94.

Подмена сложной истины простой истиной, как прием манипуляции сознанием.

Это личина статьи, позже она наполнится содержанием. Время пришло.

Я наткнулся на пост Лены Миро, который мне понравился своим довольно прямолинейным применением метода обозначенного в заголовке нашей статьи.

Я считаю, что если можно разобрать какой-то вопрос на примере, то надо непременно так и сделать.

Так вот, в статье Лена Миро (ЛМ) решила лишний раз показать свое умение докопаться до столба и наехала на Ксению Бородину (КБ). ЛМ ухватилась за слова КБ о том, что праздник Хэллоуин может помочь «Посмотреть на смерть под другим углом, как бы сделать ее менее страшной и в какой-то мере посмеяться над ней.».

ЛМ обрушилась на КБ с порицанием, которое мы передадим тезисно чтобы очистить от наигранных эмоций:

— лучше учись говорить грамотно, чем делать смерть менее страшной (чем она есть).

— ты бы смеялась, если бы умер близкий тебе человек?

— для одних смерть это просто страшно, другие хоронят близких, третьи пытаются выжить сами

— (продолжение сравнения) у первых депрессия, вторые бояться умереть

— заигрывать со смертью не нужно

— КБ смеется над смертью, потому что у нее нет мозгов и такта

— люди в мире непрерывно умирают, в т.ч. от КОВИД, а КБ «решила сделать смерть «менее страшной». То ли комплекс Б-га у неё, то ли — комплекс дуры.»

Давайте попробуем разобраться, что это было.

Отступим от нашего примера и посмотрим на смерть человека, так как речь сейчас идет именно о человеке, как на объект научного знания.

Смерть является движением бытия человека в его небытие, то есть ничто. Движением в его терминальной стадии, революционным движением. Эволюционным движением человека к смерти является его жизнь, мы же рассматриваем начало процесса смерти с момента перехода (толчка) эволюционного процесса жизни к революционному процессу смерти. 

Для понимания приведу примеры смерти как процесса:

— человек тяжело заболел и от этого умер

— человеку в голову проникла на высокой скорости экспансивная пуля и он умер

— человек съел на ужин много бобов и лег спать в плохо проветриваемой спальне спать, газы из его ЖКТ изменили состав воздуха, сделав его непригодным для дыхания, человек умер

Человек из последнего примера получил премию Дарвина.

Смерть — это неизбежный объективный финал жизни любого человека, это истина, которая еще не разу не была опровергнута практикой, и миллиарды раз была ею подтверждена.

Смерть человека в ее научном описании, это иерархически самая сложная истина смерти человека.

От этой истины вниз устремляются грани треугольника причастности, образуя не двухмерную, а трехмерную сложную структуру до самого основания, не только до объективного факта смерти каждого конкретного человека, но и до восприятия смерти каждого конкретного человека обществом и его отдельными членами. 

ЛМ строит свои измышления в рамках последнего из описанных выше треугольника причастности. Отметим, что сумма треугольников причастности не исчерпывается двумя приведенными выше, но нужны нам сейчас только они.

ЛМ кажется, что она рассуждает о смерти в целом, выше показано, что она не права, она рассуждает о восприятии смерти себе подобных человеком и обществом. В чем и проявляется процесс манипуляции с помощью подмены сложной истины простой истиной.

Но это еще не все, ЛМ рассуждает безапелляционно той сфере, где сравнение присутствует априори. Предмет сравнения она мошеннически выставляет как ложную сложную истину и с этих позиций низвергает ее (как по мне, не очень убедительно).

Человек относился и будет относиться к смерти как сложному и многогранному и в том числе как  объекту насмешки. Человек создал висельный юмор, как разновидность юмора черного. Самураи презирают смерть, презирают смерть далеко не только самураи. 

Манипуляции ЛМ и не только ее, имеют своей целью свести восприятие смерти человека к страху перед ней. Я усматриваю в этом социальный заказ сильных мира сего, для которых страх является одним из инструментов управления обществом и инструментом классовой борьбы с массами наемных работников.

В качестве итога приведу вам одну фотографию и цитату (не мою) к ней:

Карельский перешеек, Советско-Финская война, заснеженный лес. Пистолет финского офицера направлен прямо в лицо пойманного советского разведчика. Некто рядом снимает происходящее на фотоаппарат. Кадр ухватил последнее мгновение жизни пленного. Но в нем ни капли страха! Вместо того чтобы молить о пощаде или мрачно-стоически ждать развязки, обреченный смеется прямо в камеру. За мгновение до гибели этот человек решает не быть жертвой и стать хозяином своей жизни – и смеется.
Карельский перешеек, Советско-Финская война, заснеженный лес. Пистолет финского офицера направлен прямо в лицо пойманного советского разведчика. Некто рядом снимает происходящее на фотоаппарат. Кадр ухватил последнее мгновение жизни пленного. Но в нем ни капли страха! Вместо того чтобы молить о пощаде или мрачно-стоически ждать развязки, обреченный смеется прямо в камеру. За мгновение до гибели этот человек решает не быть жертвой и стать хозяином своей жизни – и смеется.

Подумайте над всем этим. Удачи!